iustitia iuvenalis (tuu_tikki) wrote,
iustitia iuvenalis
tuu_tikki

Categories:
  • Mood:
  • Music:

про вторник и Дебют-2001

Ночью, когда я это писала, почему-то не было связи. Теперь мне этот пост уже откровенно не нравится, но что ж я его, зря что ли писала.

На вечер Кузьмина в Авторнике опоздала, поскольку сидела в НЛО и ждала денег за декабрьскую работу. Дождалась. Гила, тебя это тоже отдаленно касается: их таки дают.

Кузьмин был блистателен и многолик: проза, ЖЖ-записи, масонское вероучение, переводы, надписи из общественного туалета. Запомнился ярче всего устный рассказ о том, как он переводил Сент-Экзюпери в режиме 6 часов работы - 3 часа сна. Наехал на нежно любимую мной "Трепанацию черепа" в том плане, что неизвестно, дочитал ли бы он ее до конца, если бы речь не шла об известных литературных деятелях. По-моему, совершенно неуместное сослагательное наклонение. И еще препохабные воспоминания о "Дебюте"-2000. Так что я возблагодарила судьбу, что меня там не было. Зато меня было на "Дебюте" - 2001, о чем я теперь, спасибо Мите, хожу и неотвязно вспоминаю.

"Дебют" - 2001 остался в памяти незалеченной травмой. Вероятно, все дело в том, что я не умею достойно воспринимать критику в свой адрес. Критика же, пусть и невменяемая, полилась рекой. Началось все со статьи Быкова в РЖ. До этой статьи я ее автора практически не знала, но грешным делом уважала за несколько стихотворений и любовь к Щербакову. После нее, понятное дело, и знать не хочу. Замечу лишь, что утверждение о том, что он добросовестно ознакомился с текстами финалистов, сильно преувеличено: на сайте "Вавилон" никого из нас на самом деле нет, разве только какие-то крошечные подборки в альманахах, но до них он едва ли докопался.

Когда прислали по мейлу сообщение, что я прошла в финал, я возрадовалась возможности несколько дней отдохнуть в подмосковном пансионате с бассейном, и попросила дать почитать остальных финалистов. Ответом было глухое молчание. Славникова, как выяснилось, сочла, что все тексты всех пяти номинаций мы сможем оcвоить непосредственно в пансионате, то есть посвятим этому все свободное от семинаров время, а на все про все отводилось меньше четырех дней. Приехала я туда совершенно измочаленная работой и привходящими обстоятельствами типа повестки в суд, где с меня требовали 150000$ за неосторожный росчерк пера образца 1997 года, в надежде отдохнуть, пообщаться, и посмотреть вблизи на живого Иртеньева, которого тоже заглазно уважала. Поселились мы в одном номере с Гилой Зелениной, видимо, произведя на окружающих неприятное впечатление снобок- РГГУ-шниц, не желающих с прочими знаться. Мне действительно очень жаль, что в результате толком не удалось ни с кем познакомиться, но вышло так, что я совершенно разучилась спать, несмотря на поглощаемый в огромных количествах феназепам, и оттого большую часть времени провалялась у себя в номере пластом.

Посетила я, собственно говоря, только первый семинар, посвященный поэзии (стихи короткие, поэтому на ознакомление с ними нужно меньше всего времени, так что с них мы и начнем), но с меня вполне хватило. Сперва нам не дали почитать стихи, дескать, читали, знаем. Исключение сделали для Дины Гатиной: Данила Давыдов уговорил жюри послушать, как она поет, и Дина спела одну песню, от чего осталось ощущение тяжелой неловкости. Потом фишка была в том, что все участники по кругу высказывают, что они имеют сказать о данном конкретном поэте, после чего поэт по желанию выступает в свою защиту. То есть чтобы мы сами же друг друга и топили. Справедливости ради надо сказать, что ридеры нас активно хвалили, и может быть, стоило там поприсутствовать только ради того, чтобы узнать, насколько хорошо, оказывается, о моем творчестве думают мои друзья Давыдов, Кукулин, Соколовский и дотоле незнакомый Пуханов. Жюри было настроено более скептически. Бавильский назвал то, что я делаю, "дамской поэзией", а на просьбу кого-то из финалистов прояснить термин загнул что-то типа "физиологизм, выраженный через филологизм в ущерб метафизическому началу". Вера Павлова высказалась в том духе, что на ее взгляд, моя проблема - формализм (на мой взгляд, это не самая серьезная из имеющихся у меня проблем), хотя имеются и безусловные шедевры. Иртеньев хмыкнул, дескать, тогда можно только похлопать. На вопрос Соколовского, почему в шорт-листе отсуствуют Шостаковская и Минлос, Павлова глубокомысленно заявила, что Шостаковская и Минлос - это принципиальный андеграунд, и вне зависимости от того, где будет мейнстрим, они будут искать себе место в
андеграунде. Потом нас спросили, как мы сами считаем, за что нас выбрали в шорт-лист, и было ли для нас полезным состоявшееся обсуждение. Общее впечатление осталось такое, что ни за что, ни про что побили мордой об стол. Коля Милешкин по этому поводу недавно сочинил стихотворение "Премия, где бьют".

На вечерний семинар про юмор в литературе опоздали и пошли с Гилой, Давыдовым и Соколовским вместо этого гулять по территории пансионата. Там было уютно: прудики с мостиками, скульптура какой-то оленихи. В снегу повалялись. Собственно, эта прогулка и осталась самым приятным воспоминанием. Наутро вместо очередного семинара мы с Гилой отправились в бассейн, рассудив, что иначе в него по расписанию никак не попадаем, после чего я пошла пытаться спать, а Гила имела неосторожность напороться на Иртеньева, который узнав, что мы прогуляли семинар ради бассейна, возопил, что это подростковое хамство, и харчи надо отрабатывать. Вот что меня удивляет: "подростковое хамство" - уже вполне устойчивое словосочетание, и непонятно, чего уж так уж изумляться его проявлениям. В то время, как феномен хамства климактерического, кажется, еще недостаточно изучен.

(В РГГУ все это было как-то тоньше:
- Ну и что тебе сказала NN?
- Что в моем возрасте пора уже научиться уважать взрослых.
- А ты ей насчет ее возраста ничего не сказала?)

Гила вернулась в номер с твердым намерением сейчас же собраться и уехать, но потом Славникова за Иртеньева извинилась.

Все остальное в тяжелом бессонном дыму. Кромешные выяснения отношений с пьяным hzzh, составление списка публикаций (на награждении Вера Павлова вместо альманаха "Окрестности" зачла "Скрижали"). Гила с соседней кровати: "Проект "Ж", "Время Ч"... Как ты думаешь, это не стёб?". Потуги сочинить капустник ("Вы же творческие люди"). Приглашения на вручение на два лица ("Но желательно с собой никого не приводить, иначе бомонду может не хватить еды"). Итог: "победила дружба" - при любом другом раскладе мы с Диной и Гилой неминуемо перессорились бы.

Компьютер "псион", который вручили всем шортлистерам, удалось загнать за 300$. Cтоило ли оно того?
Tags: литпроцесс, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments